Alexander Girshon (girshon) wrote,
Alexander Girshon
girshon

Category:

Танцевально-двигательная терапия в работе с расстройствами пищевого поведения

Танцевально-двигательная терапия в работе с расстройствами пищевого поведения: восстановление подлинной связи с собой. Сюзан Клейнман (Susan Kleinman)

«Корни танцетерапии можно найти в ранних этапах истории человечества, когда болезнь воспринимали как потерю души, а танец был естественной частью ритуала исцеления».
Джоан Ходоров, 2010


Наши чувства находят отражение в нашем телесном опыте: в том, как мы выражаем себя и в том, что чувства значат для нас. По сути, мы придаем форму своим чувствам с помощью действий.


Язык тела — это наш «родной диалект» и, с первого пинка в животе матери до предсмертного выдоха, мы участвуем в танце жизни. Нана Коч (Nana Koch) описывает сложности людей с расстройствами пищевого поведения, а также сложности, с которыми сталкиваются терапевты, работающие с ними. Она пишет: «Движение рождает искру жизни; танцевально-двигательные терапевты используют эти искры, чтобы помочь разжечь чувства тем, чем огонь угас».


Жизнь «в одном теле» с пищевым расстройством
Пищевое расстройство играют важную роль для его обладателя, давая иллюзию контроля. Эта иллюзия помогает человеку избежать встречи с эмоциональными проблемами, отделяя его от телесного опыта.


Дистанция с телом создает своего рода «душевное кладбище», где чувства накапливаются, ограничиваются и избегаются всеми возможными способами. У людей с пищевыми расстройствами есть тенденция постоянно мучать тело и придираться к нему.


«Это тело»
Они могут называть свое тело «этим телом», таким образом обезличивая отношения с собой еще сильнее. Не редкость, когда человек с пищевым расстройством описывает отношения со своим телом как отношения с посторонним или даже с врагом.


Кейси, например, всегда знает, что она «думает», но для нее сложно также и «чувствовать». Хотя она в курсе, что ее тревога будет расти, что бы она ни делала, она продолжает игнорировать чувства или пытается преобразовать их в мысли. Последствия поддержания такого «компенсирующего процесса» — как правило, оцепенение, сильнейший дискомфорт и нервозность.


Кристен рассказывает, что, потеряв страсть и радость, которые когда-то приносил ей танец, она также потеряла вкус жизни. «Я росла как танцовщица, и движение всегда было для меня жизненно важной формой самовыражения. Пищевое расстройство, которое со мной на протяжении многих лет, в итоге превратило движение вместо формы выражения в битву с собой в зеркале, разделение моего ума, души и тела и избегание эмоциональной боли. Мой «танец» задушило стремление к совершенству. Казалось, его никогда не достичь, и я всегда думала, что я недостаточно хороша. Это все повлияло на мою самооценку, самоуважение и только поддерживало пищевое расстройство».


Что такое танцевально-двигательная терапия
Танцевально-двигательная терапия (ТДТ) — метод психотерапии, который усиливает осознание важности подлинного контакта тела и разума. Танцевально-двигательные терапевты помогают своим клиентам проживать чувства, выражать их языком тела и находить паралелли между тем, что они открывают в движении, и жизнью.


Вот некоторые важные навыки, которые тренируются в процессе занятий ТДТ:
— развитие и доверие своей естественной способности чутко присутствовать
— способность отзываться аутентично
— умственное осознание невербального опыта


Обретая целостность
Эти навыки помогают клиентам стать более целостными. Вот также некоторые понятия, которые приходят из внутреннего опыта и открывают доступ к языку тела:


— ритмическая синхрония


— кинестетическая осознанность


— кинестетическая эмпатия


Эти понятия помогают выражать чувства, которые скрываются за пищевым расстройством и позволяют им выйти на первый план в общении. Они являют собой основы ТДТ и способствуют развитию наполненных отношений, основанных на участии и доверии.


Ритмическая синхрония
Ритмическая синхорония — это способность быть в контакте с собой и клиентом. Слушая не только ушами, но всем своим существом, мы можем создать взаимопонимание, неотъемлемое для содержательных терапевтических отношений.


Мау (Mau L.W.) пишет: «Ритм объединяет. Создавая общую ритмическую активность тела, танцевально-двигательные терапевты устанавливают связь — непосредственную, воплощенную в теле связь — которая может прорваться даже сквозь глубочайшую изоляцию».


История, переданная ранними поколениями танцевально-двигательных терапевтов, описывает, как известный психоаналитик Фрида Фромм-Райхман спросила Мэрион Чейс («маму» ТДТ), как установить более тесную связь со своими пациентами. Чейс ответила тем, что научила Фромм-Райхман подключаться к ритму ходьбы ее клиентов, когда они вместе гуляли на территории известной психиатрической клиники Chestnut Lodge.


Кинестетическая осознанность и эмпатия
Опыт телесно-умственного осознавания (кинестетической осознанности) танцевально-двигательного терапевта — необходимый ингридиент терапевтического процесса. Используя сигналы собственного тела, танцевально-двигательные терапевты отзываются на то, что сообщает клиент, через невербальное выражение (кинестетическую эмпатию).


Эта идея была впервые предложена танцевально-двигательным терапевтом Мириам Роскин Бергер (Miriam Roskin Berger) в 1956 году. Позже Бергер повторила: «Двигаясь вместе с другим — значит по-настоящему видеть его…танцевальная терапия предлагает уникальный дар: движение, которое передает смысл, тогда как слова дают лишь намек на него». Поларро (Pollaro) добавляет: «Недавнее открытие зеркальных нейронов показывает, что способность откликаться на эмоциональное состояние другого и понимать его — это, фактически, результат кинестетической эмпатии, живущей в теле».


Вот пример одной женщины, участвовавшей в ТДТ:
«Когда я пришла в группу, я рыдала. Мои одногруппники успокоили меня, и я смогла вовлечься в процесс. Медленно, но верно, я стала чувствовать себя лучше. Когда другие участники группы подходили, чтобы поделиться движением, я чувствовала поддержку и признание. Когда приходила моя очередь предложить движение, меня потрясло, что оно пришло ко мне само собой из детства. Я вспомнила жест, который Кэрол Бернетт все время делала в конце своих телепередач: она тянула себя за ухо.


Что это означало? Я поняла, что движения должны были отражать то, что я чувствую. Конкретно это движение, похоже, для меня выражало нечто вроде принятия себя.


Когда я чувствую горе и отчаяние, я не могу остановить это, становлюсь полностью бессильной. Может быть, у меня есть «инструменты», чтобы справляться с этим, которые я еще не нашла. Может быть, все, что мне нужно, уже внутри меня. Хотя я все еще не могу справиться, я считаю, что Я МОГУ понять, что я чувствую, и что это может прийти само собой, если я позволю. Теперь я знаю, что я способна на это, и я хочу этого. Может быть, мне действительно может стать лучше».


Подлинное и долговременное изменение
Начать чувствовать себя достаточно безопасно, чтобы проживать, выражать и понимать чувства и ощущения как неотъемлемую часть жизни — корневая задача для людей с расстройствами пищевого поведения. Тем не менее, это нелегко: страх соединяться с чувствами очень велик.


Танцевально-двигательная терапия как составная часть лечения пищевого расстройства может помочь клиентам восстановить естественную связь с собой — как в действиях, так и в словах. Со временем эта связь может привести к настоящему и дологовременному изменению, которое будет поддерживать восстановление.


Перевод Алены Комаровой


Ссылка на статью: http://www.eatingdisorderhope.com/recovery/self-help-tools-skills-tips/dancemovement-therapy-in-the-treatment-of-eating-disorders-re-claiming-authentic-connection-with-the-self

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment